• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проза (список заголовков)
19:14 

Крылья ангела

Смотри, в моих руках сияет что-то теплое - это счастье. Его кусочек я дарю тебе
Наконец дописала рассказ, долго извращалась пытаясь красиво его сдела, в конце концов решила над собой не издеваться, сам текст в комментах

@темы: Мое, Проза

14:43 

(отрывок написанный очень давно)

Смотри, в моих руках сияет что-то теплое - это счастье. Его кусочек я дарю тебе
Как можно описать пустоту? Когда ни тебя, ни чего-либо вокруг уже не существует. Нет ни тела, ни ощущений, ни голоса. Даже мысли больше не похожи на прежние. Ты пытаешься удержать все, таким, как оно было, но все уже успело рассыпаться на мелкие составляющие. Остался только страх. Хотя, чего теперь остается бояться. Вот оно забвение. Покой.
Боль уже давно успела кончиться. Тела нет. Вот она смерть. Хотя думаешь и мыслишь. Хотя страх никуда не делся. И хочется заплакать, если бы это было можно.
А вокруг пустота. Ни света, ни тьмы. Без вкуса запаха и цвета. Вечное ничто. Живущее своей жизнью и никогда не прекращающее меняться.
И от этого еще страшнее. Все кажется таким родным, но при этом чужое. Чужое настолько что делает и тебя чужим. Тебя ведь больше нет. Но ты продолжаешь существовать, растворяясь в чем-то другом. И скоро, через тысячи жизней, от тебя останется лишь страх.
Страх, от которого хочется забиться куда-то. Забиться подальше от всего что есть. И не чувствовать как меняется, движется и живет пустота. Не чувствовать, как ты становишься ей. Почувствовать все как прежде.
- Смог найти тебя. – Не слова и не образы, даже не чувство, это больше. Это знание, которое только пытаешься облечь в привычное общение. И присутствие чего-то знакомого и родного, не такого как все, но почти единого со мной. – Что с тобой?
- Я боюсь.
- Чего?
- Смерти. Я боюсь умереть.
- Вот она смерть. Разве это страшно?
- Да! Я хочу жить.
- Ну, пойдем.
Движение в пустоте, ни на что не похоже. Разве есть разница, куда идти, если вокруг нет ничего? Но ведь, в тоже время, вокруг все есть.
Есть тоннель, дыра, разрыв. Пустота, в окружающей пустоте. Нечто еще более жуткое, чем окружающее пространство.
- Что это?
- Жизнь.
- Разве?
- Это твое желание.
- Я хочу жить.
- Тогда иди.
- Мне страшно.
- Я с тобой. Я найду тебя там.
- Хорошо.


Когда самое родное уходит, даже вечный покой, не совершенен. Быть отдельной частью почти больно. У каждого свой выбор, за который мы отвечаем.

@темы: Мое, Проза

18:58 

Павший с небес.

Смотри, в моих руках сияет что-то теплое - это счастье. Его кусочек я дарю тебе
Ему было холодно, нестерпимо холодно, обжигающе холодно. Ему было тяжело, словно тело стало свинцовым. Ему было больно, словно от души остались лишь ошметки. Слишком тяжело: ходить, дышать, даже думать. Тяжело, больно, непривычно.
И небо… теперь стало далеким, больше не родным.
Небо…
…все еще оставалось желанным.
Ему было холодно…
…и пусто.
Теперь жить просто не имеет смысла.

Просторный холл, безлюдно, после яркого летнего солнца он кажется, слегка мрачноватым и от работающих кондиционеров по позвоночнику первое время пробегают мурашки. Каблуки громко цокают по кафельной плитке нежно-голубого цвета.
- Извините, вы не подскажете?.. – дежурная неохотно поднимает голову, рыжие локоны, схваченные на затылке малиновой заколкой, качнулись в такт движению. Прищурив синие глаза за стеклянными квадратами очков, она разглядывает посетительницу.
- Чем могу помочь?
- Где у вас находится восемнадцатая палата?
- Второй этаж и по коридору направо, в самом конце. – Заученно пробубнила девушка, вежливо улыбаясь, и вновь склонила голову, рассматривая что-то скрытое дежурной стойкой.
- Спасибо. – Посетительница ответно улыбнулась, поудобнее перехватывая пакет, скорей всего с фруктами, с чем же еще ходят к больным, и, цокая каблуками, отправляясь в указанном направлении.
Едва не соскальзывая на полированных ступенях лестницы и цепко держась за холодные железные перила, девушка поднималась на второй этаж. Здесь преобладают теплые кремовые оттенки в отделке, каждая дверь оснащена табличкой с надписью или номером палаты. Пройдя до конца коридора, оканчивающегося большим панорамным окном, она останавливается в нерешительности. По бокам от окна обе двери имеют таблички с номером восемнадцать.
- И в какую мне? Не возвращаться же теперь. – Она нервно проводит рукой по длинным каштановым волосам и тянет ручку левой двери с табличкой «18а».
Дверь открывается без скрипа, впуская посетительницу в залитую солнечным светом комнату. Под большим окном в пол стены, стоит кровать, шторы отодвинуты в сторону, открывая отличный вид на двор больницы с раскинувшимся в нем садом. На кровати сидит перебинтованный парень. Золотисто-серебрянные волосы, колечками спускаются до плеч, белое худое лицо с тонкими чертами, бледными потрескавшимися губами и синими кругами под глазами. Взгляд устремлен в окно куда-то вверх, на лице застыло странное выражение. Левая рука у парня висит на перевязи, бинты также обхватывали худую грудную клетку.
- Извини..те. – У девушки перехватывает дыхание, когда парень переводит на нее взгляд необычно ярких бирюзовых глаз. Всего секунду ей кажется, что она парит. Сердце пропускает удар, еще один, но вот взгляд его тускнеет и сердце, устыдившись, заходится в неистовом темпе стремясь наверстать упущенное. Покраснев, она захлопывает дверь и чуть отдышавшись, заходит в противоположную палату.
Точно такая же палата зеркальное отображение предыдущей. На кровати тоже лежит парень только черноволосый, с бронзовой от загара кожей и чуть грубоватыми чертами лица.
- Привет сестренка долго же ты ходишь, я тебе скажу.
- Немного заблудилась по пути. Зашла в соседнюю палату по ошибке. Странный там парень какой-то.
- Конечно странный. – Пожимает плечами брат, чуть прищурив карие глаза. – Врачи говорят, он с крыши сиганул, теперь вот лежит с переломами.

Он опять смотрит в окно. Сейчас небо затянуто серо-синими тучами, утренняя гроза с мутно-серым ливнем уже полчаса как прошла, но тучи остались, и дождь все еще продолжает капать, скользя по стеклу прозрачными ручейками. Перед глазами все еще стоят, словно отпечатанные или выжженные на сетчатке ветвистые молнии, расчерчивающие кусок неба, который можно было видеть из окна.
- Привет. – Он мигнул, возвращаясь в действительность, и перевел взгляд на посетителя, точнее посетительницу. Добрые даже слегка наивные карие глаза, каштановые волосы влажно поблескивают и завиваются на концах. – Мы не знакомы. Можно я здесь намного посижу, ты не против? У брата осмотр, а в коридоре как назло ни одного кресла. – Она чуть виновато, но открыто улыбается. Он помедлил и кивнул, дождавшись разрешения, девушка вошла и присела на стул у кровати. Он вновь перевел взгляд на окно, где дождь совсем прекратился и грозовые тучи, наконец, стали рассеиваться.
- Это предлог что бы познакомиться? – голос у парня хрипловатый, словно он давно ни с кем не разговаривал.
- Как ты догадался? – девушка чуть покраснела.
- Ты совершенно не умеешь врать. – Он перевел на нее взгляд, глаза оказались не бирюзовыми, как казалось издалека, а трехцветными. У края радужки ободок был голубым, посередине янтарно-зеленым, а зрачок опоясывала желтая полоса. Самые необычные глаза, которые она видела. – Ты заходила вчера.
- Я дверью ошиблась.
- Ясно. – Чуть заметно поджав губы, он отворачивается.
- Хочешь яблоко? – он был удивлен, увидев в ее руках красно-желтый фрукт.
- Спасибо, нет. – Оба замолчали, девушка растерянно вертела в руках яблоко, парень смотрел в окно.
- Лиана. – Девушка вздохнула. – Если тебе интересно, то меня так зовут. – Чуть обиженно сказала она. Он обернулся, приподнимая белесую бровь, и усмехнулся.
- Виэль.
- Красиво. Необычное у тебя имя.
- Возможно. – Его взгляд сделался отстраненным, тусклым, почти серым. Вздохнув, девушка поднимается, собираясь уходить.
- Ммм… съешь яблоко… пожалуйста. – Она вложила фрукт в здоровую руку парня и вышла.

- Привет. – Дверь бесшумно отварилась.
- Лиана? – он удивленно моргает, поворачивая лицо к вошедшей.
- Ты меня запомнил. – Она радостно улыбнулась, словно засветившись изнутри. Но улыбка померкла, когда она заметила вчерашний фрукт, красное яблоко лежало на тумбочке и рядом стоял нетронутый поднос с едой. – Почему ты ничего не ешь?
- Я не голоден. – Он отвернулся к окну, губы чуть раздраженно искривились.
- Хочешь, я могу покормить тебя?
- Нет уж, спасибо. – Голос прозвучал высокомерно и холодно.
- Ну, тогда я пойду. – Она нерешительно тронула его руку, узкие длинные пальцы чуть заметно вздрогнули, он лишь кивает в ответ, не оборачиваясь и не прощаясь.

Он смотрит в окно. Небо ярко синее, ясное. Кажется, оно изменилось или это он изменился? В нем появилось ожидание, интерес. Куда же могло деться начальное безразличие? Шаги за дверью заставили его подобраться, внутри все застыло. Шорох открываемой двери.
- Привет. – Золотые искорки в глазах, сияющая улыбка. Волосы забраны в высокий хвост на затылке.
- Привет. – Пружинки ожидания как-то сразу распрямилась, обдав его горячей волной.
- Все. – Она хмуро сдвинула брови. – Так продолжаться дальше не может. – Девушка уперла руки, в бока нависнув над парнем.
- О чем ты? – трехцветные глаза непонимающе расширились, лицо его при этом смешно вытянулось став почти детским.
- То, что ты ничего не ешь. Смотри, какой худенький стал, бледненький… - она села на стул рядом с кроватью и взяла поднос с нетронутой едой. – Будем тебя кормить.
- Я не хочу. – Он скривил губы.
- Разве я тебя спрашиваю? Ты выглядишь таким беззащитным… - умиленно сказала девушка. Он приподнял бровь усмехаясь. – Что?
- Ничего.
- Тогда скажи ам.
- Да не хочу я… - он сглотнул, чуть не подавившись запиханной в неосмотрительно открытый рот едой. Живот скрутило от обжигающего чувства голода, словно вернувшийся аппетит решил отыграться в десятикратном размере. – Я сам поем.
- Ну, можно я тебя покормлю. – Она смотрит умоляющими глазами. Он сам не понял, почему кивнул, вдруг это показалось не столько унизительным сколько приятным.

- Давай сегодня погуляем в саду? – она нерешительно трогает его руку.
- Зачем? – белесая бровь удивленно приподнялась.
- Ты все время в комнате сидишь, это вредно, воздухом дышать надо.
- И что?
- Ну, давай погуляем. Сегодня брата выпишут, а я ни разу не была в местном саду. Пойдем а?
Он смотрит на ее руку, лежащую поверх его кисти, легкую, теплую, почти родную. В груди кольнуло болью.
- Ладно, идем. Подожди за дверью, пожалуйста, а я к тебе выйду.
- Хорошо. – Она, улыбаясь, вышла.
Он глубоко вздохнул. Встать на ноги было немного страшно, мышцы, отвыкшие от нагрузок, болели. От движений мир слегка покачивался, вызывая легкое головокружение, стреляя в висках болью. Первые шаги дались особенно тяжело, они ничем не напоминали легких и стремительных движений его прежнего. Но все-таки он идет к двери, с каждым движением становится легче.
Дверь открывается, тонкие пальцы сжали косяк. Девушка встряхивает волосами, в глазах пляшут золотистые искры.
- Можем идти. – Он подает ей руку, пальцы тут же совсем естественно переплетаются.
Сейчас он уже идет мягкой кошачьей походкой, но ему шаги все так, же кажутся нестерпимо тяжелыми. Дежурная поправила очки, безразлично проследив за парочкой.
Солнце резануло по глазам, после полумрака холла оно казалось слишком ярким. Девушка остановилась, прикрыв глаза рукой, и оглянулась, пытаясь сориентироваться в какой части больницы находится видневшийся из окна сад. Парень потянул ее за собой, уверенно выбрав направление.
Шаги стуком каблучков разлетались по пустому саду. Было удивительно, что эта больница почти всегда остается пустующей. Здесь не пахло лекарствами, было тихо и безлюдно. В саду пахло цветами и лесом, вдоль каждой дорожки умелые руки высадили аккуратные холмики цветов, вокруг порхали цветные бабочки и удивительно звонко пели птицы.
- Ты здесь уже бывал? – она перевела взгляд на спину идущего чуть впереди спутника, спина была не слишком широкой, одна рука одета в рукав светло-зеленой больничной рубашки, вторая была на перевязи, и левый рукав болтался, спускаясь до колена.
- Нет, раньше не приходилось… но я видел здания похожей планировки.
- А куда мы тогда идем? – она вновь перевела взгляд на цветы и деревья, любуясь умелой планировкой сада.
- Вперед. – Он в отличие от девушки не поднимал глаз от земли, уверенным шагом продвигаясь вглубь сада. – Вон место, где можно сесть.
- Ага. – Девушка чуть выглянула из-за спины спутника. Впереди была видна лавочка.
Разговор как всегда не клеился, парень был погружен в свои мысли, созерцая небо сквозь просветы в листве деревьев. Но ей нравилось и просто находиться рядом.
- Ты любишь небо?
- Нет. – Он скосил на нее холодные глаза, радужка полыхала желтым, ощущение от взгляда было на редкость неуютным. – Я его ненавижу. – Интонации тоже нисколько не походили на его обычный голос.
- Извини. – Она опустила голову, что бы ни видеть желтых глаз, почему-то она чувствует себя виноватой. Вздох.
- Это ты прости. Не хотел тебя пугать. – Он накрыл ее руку своей. Девушка посмотрела в его глаза с радужкой из трех цветов и улыбнулась.

Взмах…
Обжигающий холод касаний…
Взмах…
Пугающий бесконечной льдистостью простор…
Взмах…
Пьянящая все чувства до головокружения свобода…
И ветер…
Холодный, обжигающий, нежно держащий в объятьях.
Ветер, который играет с тобой в догонялки.
Он игриво касается кончиков перьев, и они трепещут, приветствуя его, наполняясь игривой силой, которая может их легко сломать.
Вираж и снова взмах.
Внизу раскинулось стеганое одеяло земли с причудливой вышивкой лесов и рек. А по сторонам и над головой…
Чистое и прозрачное до хрустального звона…
Родное…
…любимое…
…небо.

Он спал, она первый раз увидела его спящим. И во сне он улыбался. Не усмехался, нет, улыбался, мягкой улыбкой. Как же все-таки меняет человека улыбка. Она провела кончиками пальцев по гладким щекам, удивившись, когда он мог бриться. Необычно длинные и черные ресницы дрогнули и ее вновь поразили трехцветные глаза, в которых кажется, вспыхивают маленькие звездочки.
- Ты похож на ангела. – Почему-то прошептала девушка вмиг севшим голосом.
- Я не ангел. – Улыбка тут же пропадает, голос холодный и на миг ей кажется, что в его глазах проскользнула боль, сделав желтый круг радужки более ярким.
- Прости. – В горле будто застрял комок горечи, она через силу сглотнула. Непонятное чувство вины обжигало.
- Все в порядке. – Он коснулся ее руки, улыбаясь чуть горьковато. – Я всего лишь человек. Ни больше, ни меньше. Я думал, твоего брата выписали. – Голос отстраненный, но он никак не вяжется с цепким взглядом.
- А? Да. Выписали. Я теперь только к тебе прихожу. – Она улыбнулась. Он мягко улыбаясь прикрыл глаза, что бы она не заметила как радужка светится небесно-голубым.

Солнце слепило глаза, чуть прищурившись, парень, смотрел на небо, по которому неспешно плыло одинокое облако. Серебристо-золотые волосы колечками спускались на плечи обтянутые темно-зеленой водолазкой, левую руку он держал чуть отстраненно. Прохладный ветер ласково потрепал его по волосам и опустил на колени желто-красный лист.
- Странно наблюдать тебя таким Виэль. – парень перевел взгляд на две крылатые фигуры, сотканные из полупрозрачного тумана. Его глаза потемнели, лишь желтый ободок возле зрачка горел обжигающе ярким золотом.
- А кто меня таким сделал? Что вам нужно? – парень скривился, словно от зубной боли, моргнул и посмотрел на них уже нормальными спокойными глазами.
- Совет приносит тебе извинения. – Заговорила вторая фигура. – Произошло недоразумение. – Парень криво усмехнулся. – Мы вернем тебе все. – Он словно окаменел, забыв дышать, сердце перестало биться, не зная радоваться ли. – Ты получишь назад свои крылья. – Фигура протянула руку, на которой лежала цепочка со светящимся кулоном в форме крыльев. Он растерянно перевел взгляд на небо. Совсем рядом раздался торопливый цокот каблуков, пробиваясь сквозь ватную тишину. Сердце вновь вспомнило, что нужно биться. Он вдохнул полной грудью.
- У меня все есть. – Он посмотрел сквозь собеседников на спешащую девушку. – А крылья... – Его губы сложились в улыбку, когда медальон прошел через полупрозрачную руку, приземлившись точно в подставленную ладонь.
- Прости, я немножко опоздала. – Лиана шагнула сквозь крылатые фигуры, даже не заметив их, образы подернулись, по ним пробежала рябь, и ангелы растаяли. – Но девушкам ведь свойственно опаздывать. – Она улыбнулась.
- А у меня для тебя есть подарок. – Он улыбнулся в ответ. Крылышки, поблескивая гранями, повисли на цепочке, чуть раскачиваясь из стороны в сторону.

Я не ангел.
Что бы ты мне не сказала.
Я всего лишь человек.
И знаю, что хожу я по земле,
Что не подняться мне на верх.
Да, были крылья.
Только сломались где-то в небесах.
И падаю теперь я вниз,
В усталости закрыв глаза.
Нет, я не ангел.
Пусть хочется им быть.
Но как не жаль,
Мне жизнь не изменить.
И небо остается далеко.
Мне без него пугающе легко.
Пусть я не ангел,
Я только человек.
И я смогу без крыльев
Прожить свой век.

@темы: Мое, рассказ, Проза

18:56 

Осень

Смотри, в моих руках сияет что-то теплое - это счастье. Его кусочек я дарю тебе
Я смотрю в окно, за стеклом идет дождь, мутные серые потоки вновь поливают асфальт. Он часто идет. Осень, ему положено идти. Я сижу на подоконнике в одной мужской рубашке, затягиваюсь сигаретой и выпускаю струйку дыма в открытую форточку. Я знаю, что это вредная привычка, но не могу бросить курить. Я не курю только при тебе, просто не хочется, да и ты не одобряешь. Кончик сигареты ярко вспыхивает в темноте при каждой затяжке.
Мы познакомились с тобой прошлой осенью. Я даже помню все в деталях. Было пасмурно, я сидела в парке на лавочке, опять прогуляла школу. В тот момент я не могла учиться, все силы уходили лишь на то что бы окончательно не сломаться, сигареты как назло кончились, а денег на новую пачку не осталось. Мне было очень плохо.… И вдруг появилась ты, такая красивая, водопад светлых волос сверкал, будто настоящее золото, дорогая одежда. Такая красивая и… добрая. Я до сих пор не могу понять, что тебя могло во мне заинтересовать.

***

- Я просто не могла пройти мимо. – Ты улыбаешься, у меня внутри теплеет. Кажется, дырка, что была в душе, начинает затягиваться. – Меня Камилой зовут.
- Маша. – Я смотрю на тебя и не могу понять кто ты, я же ненавижу людей, у меня даже друзей нет совсем. И своим именем никогда не представляюсь, никому, терпеть его не могу. А тебе мне сразу хотелось безгранично верить.
- У тебя что-то случилось? – Насколько же плохо я выгляжу, если даже посторонний человек подошел? Конечно же, ты не простой человек, но тогда же я этого не знала.
- Нет, все нормально. – Отвечаю довольно грубо, мне хотелось, что бы ты ушла, но еще больше, что бы осталась. Я почти плакала тогда, что бывает редко.
Пошел дождь. Сердце кольнуло, сейчас ты повернешься и уйдешь. Смотрю на тебя настороженно. Ты достаешь из сумочки и раскрываешь темно-синий зонт, только на тебя все равно падают капли, а на меня нет. Наверно удивление было написано крупными буквами на моем лице, иначе, зачем бы тебе смеяться.
- Тебе есть куда пойти? – я качаю головой. Я не могу вернуться в это время домой, мне опять закатят скандал. Не хочу. – Тогда пойдем ко мне, я живу совсем недалеко. Переждешь, пока дождь кончится. – Я не знаю, почему пошла, с совершенно незнакомым человеком и непонятно куда. Но пошла же.
На каблуках ты выше меня на целую голову, а может и больше. Я маленького роста и в свои шестнадцать выгляжу настоящей малявкой, обидно, ты стала моим идеалом.
Ты, правда, живешь рядом с этим парком, всего пять минут ходьбы. Мы часто гуляем в нем с тобой. У тебя однокомнатная квартира, тебе ее родители подарили, они тебя обеспечивают, но ты и сама работаешь. Пишешь статьи и рассказы в журналы, их печатают очень часто. А еще ты мне рассказывала, что хочешь стать писателем, но это уже позже. Ты, как и я, творческая натура, только я художник, я даже хочу поступить в художественный институт через два года. Ты этим восхищаешься.
Мы заходим в квартиру. У тебя слегка не прибрано, ты смеешься, извиняясь за бардак, и предлагаешь меня покормить. Я отказалась. Как потом оказалось ты совершенно не умеешь готовить.
- Чай или кофе будешь? – Мы сидим на кухне. Ты включила электрический чайник и достала кружки. С медведями. Ты очень любишь медведей, у тебя много их по всей квартире. У меня же нет любимого животного. Кстати, меня ты часто называешь Мишуткой и говоришь, что я похожа на маленького милого медвежонка. Мне приятно.
- Кофе. Без сахара. – Ты удивляешься, как так можно пить и предлагаешь мне шоколад. Ты ведь сладкоежка, а я ненавижу сладкое, особенно шоколад. Чайник кипит, ты готовишь кофе. Себе насыпаешь две ложки сахара, с горкой.
- Подожди мне надо позвонить в институт. – Ты звонишь с домашнего и говоришь, что не придешь на пары сегодня. Теперь-то я знаю, что ты прогуливаешь занятия очень редко. – Машь, так что у тебя произошло? – глаза у тебя тоже красивые, зеленые, у меня обычные карие.
- Ничего. – Я помялась под твоим взглядом и все-таки ответила. – Парень бросил, после того как переспал.
- А ты его любила?
- Нет. – Я утыкаюсь в кружку, исподлобья разглядывая твою реакцию.
- Тогда чего так переживаешь? – ты разглядываешь меня так внимательно, что я начинаю смущаться.
- Чувствую себя использованной игрушкой, которую сломали и выбросили. – Ты накрываешь мои пальцы своей рукой, у тебя всегда такие теплые руки.
- Всегда находи плюсы. Например, так бы мы не встретились. Хочешь, я буду твоим другом? – ты улыбаешься, очень тепло.

***

- Машунь? Ты чего не спишь? – я оборачиваюсь к парню, лежащему на кровати, и затягиваюсь сигаретой. Это мой новый парень, Стас. Он учится там же где и ты, я с ним познакомилась, когда тебя ждала. Теперь часто зависаю у него, что бы не общаться с родными.
- Покурить встала.
- Бросай. Девушку не красит сигарета, да и вредно. – Молчу. Я все это знаю, мне говорили, тысячу раз, просто не хочу бросать. – Лучше иди сюда солнце, я тебя хочу.
Я затянулась в последний раз и потушила окурок о пепельницу. Подхожу и целую его, запуская руки в густые волосы. Мне нравятся поцелуи с привкусом сигарет. Он расстегивает на мне свою рубашку и берет в рот сосок, мне остается только стонать. Грудь всегда была моим самым чувствительным местом.

***

Ты не пошла сегодня в клуб сказала, что тебе не очень хорошо. Ты какая-то странная в последнее время. Мы почти не видимся. То ты говоришь, что ты занята или чувствуешь себя нехорошо, то я встречаюсь со своим. Я скучаю без тебя.
Кстати у тебя нет парня. Ты такая красивая многие хотят с тобой познакомиться, но ты отказываешь. На все мои расспросы говоришь, что в них разочаровалась. Я не спрашивала, что случилось, я же вижу тебе неприятно вспоминать.
В клубе как обычно шумно, я не люблю такие места, их любит мой парень. Я оглядываюсь и замечаю его. Он красивый, синеглазый брюнет. Если бы не ты он бы никогда не обратил на меня внимания, ты разглядела во мне красоту, и я стала красивой. Страшно подумать, кем я была год назад. Я надеваю веселую маску, и мило улыбаясь всем, иду к нему.
- Привет. – Я целую его в уголок губ, мне очень нравится запах его одеколона.
- Привет. – Он кривится. – Нам нужно поговорить.
- Давай. Я тебя слушаю. – Доброжелательная маска медленно сползает, я перестаю улыбаться и смотрю на него чуть заинтересованно.
- Мы расстаемся. – Я слегка обескуражена. Нет не его словами, я не питала надежд по поводу вечной любви, хотя все равно больно. Его взгляд. Столько отвращения. – Камила мне все рассказала.
Меня словно оглушило. Ты? Что сказала? Когда? Разве ты могла сказать про меня, что-то вызывающее столько отвращения? Было больно. Кивнув на прощание бывшему я ушла из клуба.
На улице было прохладно. Из-за туч темно как ночью, и безлюдно. Я просто бездумно шла вперед. Слезы катились по щекам, без всхлипов, сами собой и не хотели останавливаться. Через час слезы кончились, и я смогла взять себя в руки. Оказалось, я пришла к твоему дому.
Я хочу, что бы все это оказалось неправдой. Поднимаюсь к тебе и нажимаю на кнопку звонка. Ты открываешь через целую вечность.
- Мишутка? Заходи. – Ты отходишь в сторону, и я вхожу. – Что-то случилось? – твой голос дрогнул, выдавая волнение, ты виновато отводишь глаза.
- Значит правда. – Слезы опять катятся, хотя, казалось бы, откуда им опять взяться, разве что-то могло остаться. – Зачем?
- Мишутка, я… - Ты шагаешь ко мне и обнимаешь. Я не сопротивляюсь, мне все равно, все равно, что обняла, все равно, что ты говоришь слова прощения.
- Почему ты меня предала? – слезы высохли, внутри пусто и голос безразличный. – Почему?
- Я хотела, что бы ты была только моей. – Ты крепко прижимаешь меня к себе и утыкаешься мне в волосы, я не думала что ты такая сильная. Я чувствую, как стучит твое сердце, так же как и мое, часто-часто. – Ты нужна мне. Вся без остатка.
- Правда? – я уже улыбаюсь. Так тепло. Ты не видишь, но слышишь, как изменился мой голос.
- Правда. – Ты отстраняешься и смотришь мне в глаза. Ты тоже плакала. Я робко улыбнулась. Ты улыбаешься в ответ, ласково проводишь по щеке и целуешь меня в губы. Ни разу я не чувствовала ничего подобного. – Почему ты опят плачешь глупый медвежонок? – ты гладишь меня по волосам. И, правда, у меня из глаз опять катятся слезы.
- Не знаю. Может от счастья. – Теперь уже я целую тебя. И пусть я сама раньше считала, что такие отношения это аморально, ты это совсем другое дело. Ты тоже нужна мне. Вся.
Посреди ночи пошел дождь. Ты спишь, а я не могу заснуть, просто держу тебя за руку и слушаю как стучат капли. Я верю, что у нас с тобой все будет хорошо. У меня так много связанно с осенью, ты связанна с осенью, но я все равно ее ненавижу.

@темы: Мое, Проза, рассказ

15:46 

Я буду лучше...

Смотри, в моих руках сияет что-то теплое - это счастье. Его кусочек я дарю тебе



Пытаюсь петь. Голос ломается, не хочет тянуть, половина слов пропадает. Почему? Потираю новую ссадину на руке, уже почти не больно, почти привыкла. Смотрю в окно.
Завтра. Скоро будет завтра. И мой день рождения. Почему я каждый раз, думаю, что что-то изменится? И на этот раз. Жду. А я так устала. Очень устала. Больше ничего не хочу. От музыки уже болит голова.
Выключаю плеер, ложу на тумбочку рядом с кроватью, наушники со стуком падают на пол, фиг с ними. Смотрю в потолок, если приглядеться, видны разводы побелки и небольшие трещинки. Закрываю глаза.
Устала. Надоело. Вот бы не проснуться. Навсегда остаться во сне. Никогда не видеть глупую серую действительность.
Вот бы уже не проснуться.
Интересно, что тогда будет. Ничего не изменится. Кто я? Никто.
Вот бы больше не проснуться.

Иду домой. Как глупо было думать, что сегодня что-то может измениться. Солнце, кажется, и не думает садиться. В ушах играет что-то тяжелое, попытаться вспомнить название нет никакого желания. Делаю музыку еще громче, так, что теперь другие звуки совершенно перестают быть слышны.
Смотрю на свой дом, до подъезда осталось каких-то двадцать шагов. Кирпичи в рыжих разводах солнца. Не хочу. Не хочу туда.
Не хочу…
Не хочу!
Разворачиваюсь и иду в другую сторону. Шаги все быстрее и быстрее. Глаза закрыты, уже бегу. Неужели мне, наконец, хватило смелости сбежать из дома? Нет врядли. Зачем пытаться себя обмануть?
В голову врывается необычная тишина. Останавливаюсь, тяжело дышу. Наушники выпали и теперь висят, качаясь у самой земли. Оглядываюсь. Я где-то в глубине парка, не так далека от моего дома. Сажусь на ближайшую лавочку, пока еще светло, достаю недочитанную книгу. Вставленные в уши наушники опять отделяют от внешнего мира.
Темнеет слишком быстро. Смотрю на первую появившуюся звезду. Можно загадать желание. Чего бы я хотела? Мысли лихорадочно мечутся в голове, но как-то на заднем плане сознания, на переднем плане туман и отголоски музыки, почему-то не той что играет в плеере.
На небе уже появляясь, мигают новые звезды. Не загаданное, даже не выбранное желание никогда не исполнится. Ну и плевать. Я хочу, чтоб меня не было, но я так боюсь, что меня не будет.
Холодает. Кончики пальцев уже кажутся ледяными. Пора домой. Остался всего год до совершеннолетия. И я уйду оттуда. Наверно уйду.
Вешаю сумку на плечо, тяжелая, хотя в ней почти ничего нет. Вынимаю один наушник из уха. Руки в карманы, так теплее. Неторопливым шагом бреду домой.
Кажется, кто-то окликает. Оборачиваюсь. Сердце стучит так, словно хочет разорваться. Увиденные пьяные ребята непроизвольно заставляют морщиться. Такая встреча не была неожиданностью. Разве я не знала, что такое может случиться? Тогда почему так страшно. Страх парализует, не могу ни побежать, ни закричать.

Зов. Зов. Зов.
Зовешь?
Наконец.
Открываю глаза. Ты слаба, ты так слаба, Я сильнее. Разве нет? Это не так? Разве это не так? Я буду лучше, обязательно буду. Разве нет?

Страх резко отступил, оставив сознание удивительно чистым. Вынимаю второй наушник с орущей музыкой. Губы разъезжаются в улыбку. Они могли меня напугать? Они? Меня? В груди клокочет смех. Смотрю им в глаза. А теперь пусть будет правильно, пусть боятся они. Один передергивает плечами, наши пути расходятся.
Выключаю плеер. Вдыхаю ночной воздух. Холодно, шаги стремительные. Немного времени и вот он дом. Лестничные клетки сливаются в одну. Ключ поворачивается с тихим щелчком, дверь скрипит. Где-то внутри скребется страх.
Снимаю куртку и разуваюсь. Из комнаты выходит отчим, опять злой. Отворачиваюсь к зеркалу, в нем хорошо видно все действия отчима. Перевожу взгляд и смотрю себе в глаза.
- Привет. – Говорит отражение. Мои, нет, ее губы растягиваются в недобрую усмешку.
Холодно. Вокруг какой-то белесый туман, тонкую перегородку стекла стремительно затягивает иней. Ни пробить, ни разорвать. И вокруг ватная тишина. Я, нет… она уходит. Я кричу, но в сером мареве нет звуков.

Я рывком просыпаюсь, сердце колотится как сумасшедшее. Горло ужасно пересохло, дрожащей рукой провожу по лицу.
Сон всего лишь сон. Облегчение. Радость.
Как хорошо, что я проснулась.
Поднимаюсь и на подкашивающихся ногах иду в ванну.
Свет вспыхивает ослепляюще ярко. Щурюсь. Открываю кран, подставляю руки. Холодная вода смывает липкие остатки сна.
С опаской смотрю в зеркало. По лицу стекают капельки воды.
- Привет. – Говорит отражение.
Зеркало с хрустом разбивается. Слизываю кровь с костяшек, из паутины трещин мне улыбается калейдоскоп моих отражений. В груди клокочет смех. Я возвращаюсь в свою комнату. В голове легкость и совсем не хочется спать, а до рассвета еще так много времени…
- Я буду лучше… обязательно. – Хрипло шепчу в потолок.

@темы: Мое, Проза

Сады весеннего ангела

главная